Святая преподобномученица Анна Благовещенская

прмц. Анна БлаговещенскаяВ прошлый раз мы говорили о тайном женском монастыре, единственном  в СССР и существовавшем на территории современной Ярославской области. Его насельницей и тайной монахиней была Мария Алексеевна Благовещенская, в постриге – Анна, впоследствии – преподобномученица, прославленная для общецерковного почитания. Ей одной из более чем ста насельниц тайной обители было дано благословение на монашеский постриг. Остальные сестры подвизались в общине, именуемый для властей сельхозартелью, в качестве послушниц. Окормлявший общину архимандрит Никон (Чулков)  в это страшное и непростое время не благословляет иноческие и монашеские постриги, и лишь к духовной дочери Марии Благовещенской доверие пастыря столь высоко, что она удостаивается принятия ангельского чина.

Нет точной даты пострига, просто сестра  Мария начинает именоваться Анной. Это и есть свидетельство того, что она становится монахиней. А ведь Мария Алексеевна тогда ещё совсем молода, ей далеко до сорокалетия: в Императорской России постригали в монашество только после сорока. Но отец Никон, духовный отец будущей новомученицы, словно предвидел, что она многое должна успеть до своего сорокалетнего порога, ибо едва успеет перешагнуть его, стяжав мученический венец через месяц после сорокового дня рождения.

Мария Алексеевна Благовещенская является уроженкой Ярославской губернии. Вся её короткая и столь высокодуховная жизнь прошла в родной епархии, там же и завершившись мученическим концом. Она появилась на свет в январе 1898-го года, в селе Борисоглеб близ Пошехонья, где её отец Алексей Апполосович Благовещенский долгие годы был настоятелем местного храма. Впоследствии он также  подвергся аресту и ссылке. Мария получила прекрасное образование, окончив Пошехонскую женскую гимназию. Это давало ей право работать учительницей городских начальных и сельских школ. 

Трудовой путь будущей тайной монахини начинается с работы в нескольких местных школах. Помимо этого, прекрасно зная с детства церковную службу, она трудится псаломщицей в Борисоглебском храме родного села. Павло-Обнорский монастырь расположен сравнительно недалеко от малой родины юной Марии, и она часто посещает его, став духовной дочерью архимандрита Никона (Чулкова). Когда же в 21-м году, после закрытия этой и многих других обителей, образуется тайный монастырь под видом Захарьевской сельхозартели, Мария Благовещенская становится одной из первых её насельниц.

В обители она исполняет разные послушания: поёт на клиросе, регентует, занимается пчеловодством (у сестер своя пасека), является счетоводом, занимается культурно-просветительской работой (сестры монастыря вынужденно принимают советскую терминологию). А когда их тайна становится явной для властей, она одной из первых подвергается аресту.

Идёт весна 1931-го года. Большевисткий террор набирает свои обороты, полыхает страшный пожар коллективизации, уничтожающий русское крестьянство. На допросах тайная монахиня Анна ведёт себя не просто достойно, но и удивительно мудро. Она не выдаёт тайны существования монастыря, объясняя нападки на артель и свой арест нежеланием объединяться  с отстающим колхозом. Её доводы столь убедительны, что она освобождается из-под ареста. Община отправляет её в командировку в Малогу, но за  неблагонадежной артельщицей местное ОГПУ устанавливает негласное наблюдение. Чекистам становится очевидно, что перед ними глубоко верующий человек. Какие тут ещё нужны обвинения? В декабре 31-го года сестру Анну вновь арестовывают, а в апреле 32-го приговаривают к трём годам лагерей. Срок она отбывает в ИТЛ НКВД города Иванова. Вернувшись из заключения, монахиня Анна становится псаломщицей храма в большом селе Николо-Колокша все той же Ярославской епархии. Она остаётся верна своим жизненным идеалам.

Сама остро нуждаясь, Анна селит у себя молоденькую больную девушку, тоже Анну, которая оказывается одна в этом страшном лихолетье и не имеет возможности сама о себе позаботиться. Анна Благовещенская поддерживает тайную связь с отцом Никоном, который в это время находится на нелегальном положении.

Новый арест не замедлил себя ждать. Он последовал осенью 37-го, когда большой террор полыхал по всей стране. Монахиня Анна ведёт себя с удивительным мужеством, не соглашаясь с абсурдными обвинениями в антисоветской деятельности и не выдав своего гонимого духовника. В марте 38-го, после полугода следствия с применением пыток, тайная монахиня Анна приговаривается к высшей мере наказания. Её расстреляли в марте 38-го и погребли в безвестной общей могиле. На момент мученической кончины ей едва исполнилось сорок лет. 

Кобленц-Никифорова Анна Александровна, искусствовед,

постоянный лектор Николо-Сольбинского женского монастыря,

лектор Музея предпринимателей, благотворителей и меценатов в Москве,

экскурсовод паломнической службы общины Преображения Господня в Старом Беляево (Москва)

Поделитесь с друзьями: