Святая преподобномученица игумения Арсения (Добронравова)

прмц игум. Арсения СергиевскаяВ нашей рубрике “Новомученицы Сольбинского иконостаса” мы вновь рассказываем о матушке игумении. Жития этих святых, лики которых мы видим в Успенском храме, очень разные, но во многом и схожие. И роднит святых новомучениц не только праведное житие, верность Христу и всегда мученический конец (даже если скончали они свои дни не во узах, как исповедница Ираида Тихова и преподобная Параскева Матиешина), но и многие жизненные факторы.

Матушка Арсения Сергиевская, в миру Анна Гавриловна Добронравова, родилась в селе Шегодском близ древнего города Юрьева-Польского, во Владимирской губернии, в семье сельского священника. Вспомним житие тайной монахини Анны Благовещенской, отец которой, Алексей Апполосович, также был сельским батюшкой (в соседней, Ярославской губернии). Старший брат Анны Гавриловны, Василий был известным общественным деятелем и в соавторстве с писателем Березиным издал пятитомный труд “Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской губернии”. Сама Анна Гавриловна оканчивает в 1895-м году (ей шестнадцать лет) епархиальное городское училище и поступает учительницей грамоты и рукоделия в школу для девочек при Воскресенско-Феодоровском женском монастыре города Шуи. И тут вновь мы видим сходство с житиями других новомучениц. Матушка Иоанникия Кожевникова также окончила епархиальное училище и также по выходе из него поступила в монастырь. А пять из десяти новомучениц Сольбинского иконостаса были учительницами. Начало пути  на этом поприще Анна Добронравова продолжает уже монастырской послушницей. Очевидно, именно  намерение посвятить себя иноческому служению и приводит её, шестнадцатилетнюю, в монастырскую школу.

иг. Арсения Добронравова 2Ровно через двадцать лет монахиня Арсения, постриженная в мантию раньше, чем это было тогда в обиходе, становится настоятельницей родной Воскресенско-Феодоровской обители, с возведением в сан игумении.

Монастырь этот не был древним. Он возник лишь во второй половине 19-го столетия. Благотворительницей, давшей средства на строительство храмов, а также отказавшей обители богатые пахотные земли была ярославская помещица Анна Николаевна Шубина, духовная дочь отца Иоанна Кронштадтского. Тут уместно вспомнить и других богатых благотворителей, чьими усилиями возрождались в 19-м столетии пришедшие в упадок древние и старинные обители, а также обустраивались новые монастыри. Знаменитая Зосимова пустынь (Троице-Одигитриев женский монастырь Московской епархии) обязана своим процветанием купцу Семёну Лонгиновичу Лепешкину и его потомкам, Троицкая обитель в Шамордино – знаменитому чаеторговцу Сергею Васильевичу Перлову с супругой и сыновьями. Спасо-Преображенский и Покровско-Васильевский монастыри Подмосковья основаны при помощи  владельцев Павлово-Посадской платочной мануфактуры Якова Ивановича Лабзина  и Василия Ивановича Грязнова. Последний канонизирован в лике праведных  как местночтимый святой Московской епархии. И целый ряд древних мужских монастырей возродились после упадка благодаря помощи купца Давида Ивановича Хлудова. Это и Коломенский Богородице-Рождественский Бобренев, и Николо-Пешношский близ Дмитрова, и Иоанно-Богословский под Рязанью. В селе Сергиевском  такой благотворительницей стала ярославская помещица и обитель эта навеки связана с именем её последней настоятельницы – преподобномученицы Арсении (Добронравовой).

иг. Арсения Добронравова с сестрамиК 1915-у году в монастыре уже более двухсот сестер, в нем по-прежнему действует школа для девочек, построены два странноприимных дома, ибо обитель эта особенно любима паломниками из окрестных и дальних губерний, по-преимуществу крестьянами. Может, привлекает их в том числе и  почти ангельский образ самой Матушки игумении. По воспоминаниям современников, редко можно было встретить кого-либо более короткого и смиренного, нежели матушка Арсения. Достигнув уже немалых высот духовной зрелости, почитала она сама себя ниже других и порой испрашивала совета у новоначальных. Как знать, может, наградой за эти кротость и смирение  Матушки стали десять относительно спокойных лет, которые даровал Господь обители в бушующем море жестокого  послепереворотного безбожия.

Нам известно, что многие обители, официально закрытые к началу двадцатых, продолжали существовать как сельхозартели. Мы знаем и единственный тайный женский монастырь, образованный уже в двадцатые годы, но действовавший под видом сельхозартели. Известен факт, что и Зосимова пустынь была преобразована в сельхозартель. Её председателем была последняя игумения монастыря Афанасия Лепешкина, потомок купцов-благотворителей и в будущем святая преподобноисповедница. Ей приходилось на этом посту крайне тяжело.

Но Матушке Арсении в Сергиевском, под Шуей Господь послал прекрасного, глубоко верующего человека – Ивана Ивановича Озарина. Получив назначение директора совхоза на базе Воскресенско-Феодоровского монастыря, он уговорил матушку записать в  совхоз всех насельниц обители, но на работы пообещал ставить только тех, кто мог их выполнять. Зарплату Иван Иванович выплачивать всем, на труд монашествующих в совхозе брал у Матушки благословение и ни в коей мере не нарушал монастырского уклада уже закрытой обители. Так продолжалось почти десятилетие. Одно время здесь проживал даже будущий преподобномученик владыка Серафим Чичагов. Сестры много трудились, продолжая жить под водительством Матушки Арсении по монастырскому уставу. Но долго безбожная власть терпеть такое не пожелала, несмотря на высокие трудовые показатели и помощь директора Озарина.

иг. Арсения Добронравова 1В 1929-м совхоз закрыли, сестер разогнали, в монастыре поначалу устроили детскую колонию, затем-школу животноводства. Матушка уезжает во Владимир, где в 32-м году, когда по всему СССР прокатилась волна арестов “бывшего монашествуюшего элемента”, не избежала и сама этой участи. Все стандартные обвинения тех лет, предьявленные матушке Арсении, были ею отвергнуты. Её приговорили к трём годам ссылки в Казахстан. Там Матушка принимает схиму с именем Фомаида.

По возвращении из ссылки, в 1935-м, поселяется в Иваново. Об этом периоде жизни её, также, как и до ссылки, известно мало. Ясно лишь то, что схимонахиня Фомаида лишена средств к существованию, голодает и претерпевает жесточайшие лишения.

В 1938-м её арестовывают вновь. Здоровье Матушки крайне подорвано. Вскоре она оказывается в тюремной больнице. Именно в больницах, тюремной и лагерной скончали свои дни преподобномученица Мария Гатчинская и мученица Анна Шашкина.

10-го января 1939-го года матушка Арсения, в схиме Фомаида оканчивает и свой земной путь. В свидетельстве о её смерти  сказано, что скончалась она “вследствии полного истощения “. На Юбилейном Архиерейском соборе Русской Православной Церкви игумения Арсения Добронравова была причислена к лику святых преподобномучениц для общецерковного почитания.

Кобленц-Никифорова Анна Александровна, искусствовед,

постоянный лектор Николо-Сольбинского женского монастыря,

лектор Музея предпринимателей, благотворителей и меценатов в Москве,

экскурсовод паломнической службы общины Преображения Господня в Старом Беляево (Москва)

Поделитесь с друзьями: