Святая преподобномученица игумения Серафима Ферапонтовская

прмц. Серафима ФерапонтовскаяРассказывая о новомученицах Сольбинского иконостаса, мы продолжим тему монашествующих, вышедших из купеческого сословия. Дочерью купца была преподобномученица Мария Гатчинская, о которой мы говорили в прошлый раз. Дочерью купца была и Елизавета Николаевна Сулимова, родившаяся  в 1858-м в городе Устюжна Новгородской губернии и известная нам как преподобномученица Серафима. С этим именем  была пострижена в 1901-м году в монашество леушинская послушница Елисавета. За плечами  новопостриженной было уже двадцать семь лет иноческого жительства.

Шестнадцатилетняя Елизавета Сулимова пришла в Иоанно-Предтеченский Леушинский монастырь в 1874-м году и за двадцать семь лет до пострига прошла, как и принято в русских обителях, целый ряд послушаний. Она была регентом сестринского хора, обустраивала Леушинское подворье в столице – Санкт Петербурге, была монастырской казначеей. В начале прошлого столетия было решено вновь обустроить Богородице-Рождественский женский монастырь в Ферапонтово, закрытый при Екатерине Второй. По благословению своей игумении – матушки Таисии (Солоповой) монахиня Серафима с несколькими  сестрами едут возрождать Ферапонтовскую обитель.

иг. Серафима 2В 1906-м году мать Серафима была возведена в сан  игумении Богородице-Рождественского Ферапонтова монастыря и в течение двенадцати лет, вплоть до ареста и мученической кончины, достойно исполняла должность настоятельницы возрождаемой обители. Матушка мудро и умело сочетает ласковость и строгость в отношении сестер. Ежедневно после вечернего правила она просит у них прощения за все свои вольные и невольные прегрешения перед ними. Она, рожденная и выросшая в купеческой семье, умело справляется со всеми хозяйственными и строительными трудностями, неизбежными в возрождаемой обители. Матушка организует при монастыре начальную школу для девочек, где обучают не только грамоте, но и рукоделию. Такие школы, предназначенные для детей из бедных семей и сирот, были распостранены в начале прошлого столетия по всей Российской империи. Одна из них была заботливо устроена матушкой Серафимой в её Феропонтовской обители.

Но свершается переворот, у власти оказываются воинствующие безбожники. В начале 1918-го года выходит декрет новой власти об отделении Церкви от государства. Все имущество, принадлежащее храмам и монастырям, отходит в пользу государства. Приходской совет Ферапонтова монастыря, как положено, осуществляет  детальную опись всего монастырского имущества и постановляет все действия, проводимые властями в отношении обители, осуществлять только со своего ведения. Но спустя всего лишь три месяца в стенах обители вновь появляется комиссия по описи  монастырского имущества. Ферапонтовский батюшка Иоанн Иванов обращается к пастве с просьбой защитить сестер и не допустить разграбления монастыря. Матушка Серафима объявляет комиссии, что не возражает против описи, но должна известить о том Ферапонтовский приходской совет. И тут восстают местные жители. Они изгоняют из обители всех четверых членов комиссии, одного из которых собираются даже избить. За него вступается отец Иоанн, смогший умирить праведный гнев своих прихожан. Но маховик грабежа, насилия и убийства неповинных был  запущен. Ферапонтовская обитель, её насельницы и священнослужители, её самые верные прихожане уже вступали на путь мученичества за Христа и дни их были сочтены.

Отец Иоанн был обвинен в неповиновении комиссии и арестован. Произошло это 9-го мая, в канун Троицы 18-го года. Спустя три дня, в начале Троицкой седмицы, была вызвана в Кириллов на допрос и матушка Серафима. Больше она никогда не вернётся в родную обитель. Её арестовывают, как тремя днями ранее и отца Иоанна. Оба они заключены в Кирилловскую тюрьму. С этого времени начинается разграбление осиротевшей Ферапонтовой обители. В тюрьме оказываются лучшие люди Кириллова, которые пытаются этому противостоять. Вскоре и они стяжают мученический венец, разделив участь матушки Серафимы, отца Иоанна и владыки Варсонофия (Лебедева), епископа Новгородского и викария Кирилловского, которые были арестованы.

иг. Серафима 1Наступило раннее, по-осеннему прохладное утро 15-го сентября. Из дома заключения расстрельная команда, состоящая из двадцати палачей, вывела шестерых заключённых. Это была матушка Серафима, томившаяся во узах пятый месяц, владыка Варсонофий, схваченный накануне, а с ними – четверо мирян, которые оставались верными прихожанами Ферапонтовской обители и пытавшиеся её защитить. Назовём здесь  их имена. Это были Филипп Марышев, Михаил Трубников, Николай Бурлаков и Анатолий Барашков. Ныне предстоят они пред Престолом Господним и молят за нас грешных. А тогда, холодным осенним утром их было шестеро, безоружных и безвинных, ведомых на расстрел двадцатью палачами, которые издевались над своими жертвами весь их последний путь, подгоняя и не позволяя свершить крестное знамение. Владыка понимал, что их ведут сразу на казнь, безо всякого суда и следствия. Матушка Серафима до последнего надеялась хотя бы на видимость соблюдения закона. Когда же им велели свернуть с дороги, и стало ясно, что ведут их не на пристань, матушка невольно  пошатнулась и была поддержана твёрдой мужественной рукой владыки Варсонофия. “Матушка, приободрись! Ты – лицо духовное! Мы с тобой должны на смерть идти, как на брачный пир – придёт время, и нам завидовать будут!” И эти слова укрепляют уже не молодую, измученную во узах матушку, и последние шаги к месту казни она делает уверенно и твёрдо. Когда же убийцы останавливают своих жертв у подножия горы Золотухи и наступают последние минуты жизни мучеников, матушка Серафима, как когда-то у сестер монастыря, просит прощения у своих палачей. Её последние слова: “Простите меня, окаянную “. Но убийцы не могут понять всей глубины смирения, любви к ближнему и всепрощения будущей святой. Им кажется, что окаянными она называет их. Первым выстрелом палачи убивают матушку Серафиму. Последним – владыку Варсонофия. Он успевает в свой последний час прочесть молитву на исход души. Через три дня расстреливают и Ферапонтовского батюшку Иоанна Иванова.

Все годы лихолетья хранила народная молва историю страшной расправы над Кирилловскими мучениками, люди посещали место их казни, пока власти не застроили подножие горы Золотухи. В 1998-м году на мести гибели матушки, владыки и  четверых мирян был установлен памятный крест. Два года спустя, на Юбилейном Архиерейском  соборе Русской Православной церкви игумения Серафима (Сулимова) и все пострадавшие с ней были причислены к лику новомучеников и исповедников российских для общецерковного почитания.

.Кобленц-Никифорова Анна Александровна, искусствовед,

постоянный лектор Николо-Сольбинского женского монастыря,

лектор Музея предпринимателей, благотворителей и меценатов в Москве,

экскурсовод паломнической службы общины Преображения Господня в Старом Беляево (Москва)

Поделитесь с друзьями: