О воспитании детей

В детях должно развивать правильное чувство красоты

В чем состоит красота? Ошибаются, когда сущность красоты полагают только в согласном действии частей, или только в стройном впечатлении предмета на наши органы, или вообще только в опыте. Представление красоты не есть одно опытное понятие, но более идея ума. Нося в себе идею истины и нравственного добра, человек, существо, одаренное умом, в то же время более или менее ясно сознает и ощущает так же и идею красоты. И хотя первообразная Красота непостижима и невыразима, однако ж он видит отблеск ее в мире чувственном и духовном.

Истина, Святость и первообразная Красота есть сам Бог, и наш долг – более и более уподобляться сему вечному Первообразу. Сотворенные существа участвуют в истине, нравственном добре и красоте только в той мере, в какой отражаются в них Божественные совершенства.

Поэтому только существа разумные имеют чувство красоты. Этому чувству некоторые дают название высшего воображения (или фантазии), которое совершенно отлично от воображения низшего. Послднее представляет образы только чувственных предметов; а высшее созерцает прекрасное само в себе, составляет умопредставляемые образы (идеалы), старается выразить их в действительности и искренно радуется тому, что Господь Бог наш создал вселенную так прекрасно и так превосходно.

То же должно сказать о чувстве великого и высокого. Впрочем, чувствования красоты не одинаковы: представляемая красота не только доставляет чисто духовное удовольствие, но приятно действует и на чувственную природу человека. Поэтому совершенство и достоинство сих чувствований бывают различны, смотря по тому, действуют ли они более на чувственную или на духовную природу человека.

Кто не признает пользы в том, когда чувство красоты, порядка и гармонии стараются в каждом человеке пробуждать и образовать, по крайней мере, до некоторой степени? Безвкусие или превратный вкус в ком бы то ни было очень неприятны: каждому доброму человеку приятно видеть даже в простом народе любовь к опрятности, к красотам природы, к гармонии и т.п. Кому, напротив, понравится грубость в обхождении, беспорядочная роскошь в домашних вещах, превратный вкус в украшениях, и проч.? А все это естественно происходит, когда при воспитании образование чувства красоты оставляется в небрежении.

Образованное чувство красоты может служить обильным источником радостей в жизни, значительным шагом от грубого нравственного состояния к образованности и средством к охранению и возвышению нравственного совершенства человека. Чувство красоты, даже не раскрытое, а рассматриваемое только как способность, уже много возвышает человека над всеми неразумными существами. Если эта способность будет правильно пробуждена и раскрыта, то не только облегчает и услаждает нашу жизнь, но и возвышает нашу деятельность. Многими великодушными предприятиями и прекрасными произведениями искусства человечество одолжено идеалам души, восторженной красотою.

Но при этом надобно помнить, что образование чувства красоты тогда только истинно полезно для христианской нравственности, когда идет под непрерывным влиянием святой веры и сыновнего страха к Богу. Где нет этого, там от образованного вкуса пороки хотя делаются утонченнее, но все остаются пороками, и чем ослепительнее становится наружность пороков при помощи вкуса, тем они бывают опаснее. В Афинах нравственная порча никогда не была так велика, как при Перикле, когда утонченность вкуса достигла высшей степени. То же было и в Риме в царствование Августа.

Чтобы чувство красоты получило правильное образование, для этого надобно наблюдать известные правила как в возбуждении, так и в руководстве этой способности.

Для возбуждения чувства красоты должно чаще обращать внимание воспитанника на прекрасное и чудесное в величественном творении Божием, каков этот мир, так обширно распростертый пред нами. Невозможно, чтобы неиспорченная еще страстями душа воспитанника оставалась пустою и не наполнялась высокими чувствованиями, когда глаз откроет ей бесчисленные лучи первообразной Красоты, блистающие пред ним во всех царствах природы, или когда в ясную ночь дух его стремится к небу, усеянному звездами, где в неизмеримых пространствах самое смелое воображение теряется от изумления. При таких зрелищах как естественно возвышается в человеке чувство нравственное и благочестивое!

Надобно мало-помалу знакомить дитя с отличными произведениями искусства, занимая душу его или хорошими картинами, или воодушевленным сочинением, или музыкою, или пением. При этом нужно, чтобы воспитанник замечал, отчего изображение прекрасно, в чем состоит эта красота и т. п. Можно также при нем говорить с кем-либо другим о достоинстве прекрасного произведения и с некоторою подробностию разбирать его свойства. Впрочем, касательно человеческих искусственных произведений нужна большая осторожность, потому что прекрасное очень часто употребляют только как средства для возбуждения нечистых пожеланий, и без того так сильных в испорченной грехом природе человека. Как, например, вредно знакомить мальчика или девочку с такими произведениями, при взгляде на которые может соблазниться неиспорченное их сердце и их невинность подвергнется опасности! И как неразумно было бы давать воспитанникам для чтения такие повести или романы, которые, положим, и искусно написаны, но наполнены рассказами и картинами, вредными для чистоты детских мыслей и расположений?

Вообще здесь многое зависит от того, чем окружен и при каких обстоятельствах образуется воспитанник. Если образованию вкуса в дитяти не препятствуют расстройство его здоровья или грубое обхождение с ним, если от него удаляют все низкое и отвратительное и окружают его только такими предметами, которые производят на него приятные впечатления и т.п., то детское сердце будет развертываться, как прекрасный цветок между цветами природы, и с годами будет приобретать более и более вкуса к красотам природы и искусства.

После можно предлагать воспитаннику и несовершенные произведения, с тем чтобы он открывал и указывал их недостатки. Наконец, пусть наука о красоте (эстетика), если обстоятельства будут благоприятствовать, объяснит ему и выведет из начал то, что правильно пробужденное и руководимое чувство заранее уже познало на самом деле. Правила науки могут утвердить и упрочить понятия и навыки, сообщенные воспитанием.

Архиепископ Евсевий (Орлинский) «О воспитании детей в духе христианского благочестия»

Архиепископ Евсевий (Орлинский), 1806–1883 гг.

Занимал последовательно Винницкую, Самарскую, Иркутскую и Могилёвскую кафедры. Был ректором Московской и Санкт-Петербургской духовных академий. Член Святейшего Синода. Богослов, духовный писатель, публицист, миссионер, благотворитель.  

Поделитесь с друзьями: